Дмитрий Кузнецов ©1997
прочий Kuzyak

Дмитрий Кузнецов - автор Стихи.Ru

Сельский Цикл Передвижения

Оглавление

Сельский Цикл Передвижения
1. Гусыня
2. Скотина
3. Занятость Населения
Пошлости Законы Ома Прибежище
О Чём? Самоубивец Любое Человек Похожий
Мы сами Жить Мама - Папа Несмелый (романс)
Подражание Сумарокову Короткое Стихотворение Шерлок Холмс Бомж
Подсчёт Лун Самобичевальное Поэт Минута

1. Гусыня

Луна - надутая гусыня,
А мы - гусята под крылом.
Очаровательно босые
К пруду колхозному идём.

И день, и ночь перемешались,
Но в придорожной лебеде
Мы так всегда перемещались
По направлению к воде

На солнце миленькие пятна,
На звёздах лёгонький туман,
Всё так природно и понятно,
Что в головах плывёт дурман.

Что будет завтра - неизвестно,
Что приключилось - не понять,
Однако, очень интересно
К пруду колхозному шагать.


2. Скотина

Бегу бездомною скотиной
В свои бездумные поля,
Непонимающе активно
И богохульственно моля.

Когда же мой пастух усталый
В сердцах огреет по спине,
Я обижаюсь, для начала,
А он - ногой под вымя мне.

Но я рогов не подымаю,
Я молока ему несу.
На ферме фельдшер принимает,
А фельдшер любит колбасу.


3. Занятость Населения

Сколько времени колхозники погружены
В созерцание колхозного жнивья,
Что уже давным-давно никто не нужен им,
Только пашни да маразмы соловья.

С безоглядностью научные работники
Занимаются работою своей.
И не надо проституткам налокотников,
А пожарнику не нужен соловей.

Не нужны презервативы первоклассникам,
А они презервативам не нужны.
Шизофреники вопят к весенним праздникам.
Всё в порядке, лишь бы не было войны.


О Чём?

О чём надо думать,
Если не думать нельзя?
Что надо видеть,
Если светло и ты жив?
Как надо смеяться и плакать,
Если от этого легче?

Что надо сделать,
Когда ничего не умеешь?
Где успокоиться,
Если покой - это скука?
Кому доверять, если ты
Сам под своим подозрением?

О чём говорить,
Если кругом ни души?


Мы Сами

Мы сами открыли ворота, мы сами
Счастливую тройку в дневник записали.
Всё сами напортили, сами попали,
Откинули фортели и запропали.

Мы сами карабкались вверх друг за другом,
Мы сами своим замыкаемся кругом.
Мы сами лечили ужасные раны,
Почистили обувь, зашили карманы

Мы сами закрыли тяжёлые двери,
Искусно хотели друг другу поверить.
На чуточку дальше, на децулку ближе.
А, как результат, - мы лежим и не дышим.


Подражание Сумарокову
Хватит омуживаться, надо быть честным! / Денег не заработаешь - с голоду подохнешь, / Сделаешь тонкость - с отдачей вернётся, / Сделаешь надёжное - все похвалят. / Если ударять по пальцам молотком, / Ясен пень - сразу станет больно. / Если всё время ходить дураком, /То все окружающие станут довольны. / Им так неинтересно дураков окружать, /Гораздо интересней окружать и бить умных. / Так что не надо шловами шуршать, / Надо громко шелестеть в компаниях шумных. / Какие там тонкости, какие там сны!? / Всё объяснимо, как шпалы и вилы. / Если рифмуешь со словом "весны", / Значит, лишился поэтической силы. / Если ты с девушками скромен и тих, / Думаешь: я умный, чего в них такого, / Тогда ты точно законченный псих, / И, видимо, лишился кой чего другого. / В общем, не парься, не юли и не хнычь. / Дают - бери, а побили - в больницу. / А не то прошкандыбаешься всю жизнь, как сыч, / Целуя уму своему ягодицу.

Подсчёт Лун

Есть две луны, два солнца и два неба,
Есть два тебял и полтора менял.
Есть сорок восемь тех, кто с нами не был
И пара-тройка тех, кто с нами спал.

Четыре зуба, двадцать девять пальцев,
Шестнадцать килограммов полуфраз.
Седьмой приют нашёл своих скитальцев,
Восьмой светильник разума угас.

Всё в цифрах и рачительных подсчётах,
Всё в людях и отчасти в небесах
Три головы лежат на эшафотах
Два тела в юбках, а одно - в трусах...


Пошлости
(посвящение бардам)

Всегда давайте думать загодя,
А то, немного погодя,
Нас выпрут из родимой заводи,
Другого места не найдя.

Всегда давайте Окуджаве
Свои словечки проверять.
А то красивой стильной жабе
Придётся пошло провонять.

Все пошлости от нас зависимы.
Людим ты или нелюдим,
Но без усталой глупой истины
Любой останется один.

Вам всё понятно? - до свидания,
И всё то скучно? - молодцы.
Не заскучайте в стильной мании
Пообрубать свои концы.


Самоубивец

Оставил я на кухне
Включённый газ.
Я скоро весь потухну,
Но не сейчас.

Оставил вместе с газом
Гореть свечу.
Сижу, теряя разум,
И гогочу.

Оставил я в квартиру
Открытой дверь,
Но заперся в сортире -
Могучий зверь.

Отставил все проекты
И стал немым.
Рассказывал про это
И был любим

Оставил всё и сразу
На все века.
Но только, вот зараза,
Дышу пока.


Жить

Жить - щемяще, но не грустно.
Лучше думать, чем молчать.
Всё смотреть туда, где пусто
И чего-то замечать.

Ковырять, когда заныло,
Ковылять, когда болит
И смеяться, чтобы было
Ясно, что не инвалид.


 

Короткое
стихотворение,
написанное в манере,
претендующей на некую
замысловатость и декаданс,
однако, при этом неспособное
увлечь читателя никакой определённой идеей,
что само по себе несомненно свидетельствует
об оторванности такого рода искусства от реальной жизни,
постоянно требующей от нас активного движения души и мысли.

Часто или не часто, -

Странные чувства,

Ум набекрень.

Быстро или не быстро

"Бейби, асталависта",

Но всегда - невезень.

Надо или не надо,

Но такая награда

Ни фига не нужна.

Так какого рожна!?..


Самобичевальное

Что ему было нужно,
То он и получил.
Все танцевали дружно,
Он их всех огорчил.

Все говорили складно -
Он бурчал чепуху.
Плюнули: ну и ладно,
Что ему, дураку!


Законы Ома

Мы не знакомы,
Законы Ома.
Да, все законы
Мне не знакомы.

И в этом доме
Проём оконный
Как будто в коме
Покой глухому

Мы не знакомы,
Не беззаконно
И каждый словно
В себя закован

Глухой колодец
И мир бездонный.
Другой уродец -
Свои законы

Всё дорогое -
Одно к другому
Мы не знакомы,
Мы не знакомы...


Любое
(спасибо А.Грек за идею)

Сегодня я тресну от смеха,
А завтра размажусь от слёз.
Сегодня болит, как потеха,
А завтра легко, но всерьёз.

Сегодня любое другое
Но только не так, чтобы вам.
Сегодня возьму и построю
А завтра устрою бедлам

Не женщина и не мужчина,
Но брылья и странный живот.
Не следствие и не причина,
И помер, и, вроде, живёт.

Сегодня я очень похоже
На тех, кто прохожий вокруг.
А завтра - унылая кожа,
А после - весёлый недуг.


Мама - Папа

Мама папу ревновала очень сильно к разным бабам,
Бабы маму не боялись и считали, что у пап
Нет опаснее провала, кроме как казаться слабым,
Перед мамой унижаться и бояться разных баб.

Папа вяло волновался, переигрывал героя,
Но они интеллигенты, и на месте злобных драк
Пело море примирений, полового геморроя,
Одиссеи за картошкой, и финансовый бардак.

Папа часто разбирался в попечительском совете:
Дед - директор, дочка - завуч, бабы - двойка за диктант.
Папа был один на Свете, и, когда случались дети,
Мама делала аборты и повязывала бант.

Но однажды, да, однажды (то, что может быть и дважды)
Дочь пришла в каком-то мыле, губы смазаны в вине
Ей на первый раз простили, - оступиться может каждый
Но за это долго били грустным словом по спине.


Шерлок Холмс

Как Шерлок Холмс, немного прошлый,
Но наблюдательный и милый,
Я неожиданно приметил
В себе большие перемены.

Я рано утром не бегу,
Как прежде,
Чистить зубы в ванной -
На бегу
Я медленно теряю
То, за чем хочу погнаться.

Мне испугаться, остановиться -
Раз плюнуть,
Но не переплюнуть.
А переплюнуться словами
Могу и с вами,
Но не заплюю.

Я заблюю
Свою роскошную невинность,
Но мне не вынуть
Мне себя не вынуть
Из постели,
Не бросить
На съеденье гигиене,
Моей гиене,

Однако, в гении своём
Мне до конца не разобраться


Поэт
(не дорожи любовию народной)

Закутанный в кофту с чужого плеча,
Поэт не страшится обид.
Не то, что всерьёз, не совсем сгоряча,
Но он понарошку убит.

Он мило снимает убор головной
И людям навстречу идёт.
Частенько достанет своей болтовнёй,
Но службу исправно несёт.

Достаточно добрый для брани и битв,
Достаточно бодрый поныть,
Поэт проживает средь тайных молитв,
Но слишком живой, чтобы жить.

Не очень надёжный, не всем дорогой,
Но, всё же, себе человек.
Стихи посвящает какой-то одной,
А, кажется, пишет для всех.


Прибежище

Моё последнее прибежище -
Сказать невзрачных пару слов,
Заржать, как котики на лежбище,
И затонуть среди основ.

Моё последнее отсутствие -
Прийти в себя не для себя.
Принять наследное напутствие,
И ни туда, и ни сюда.

Моё последнее желание -
Переметнуться в стан людей,
Пережевать переживания
И понадеяться на тень.

Моё последнее строительство -
Порезать всё и заклепать.
Моё последнее вредительство -
Поёрзать и улечься спать.


Человек Похожий

Человек, похожий на ребёнка,
Закрывает вечером глаза,
Чтобы в темноте, за перепонкой,
Что-то никому не досказать.

Человек, не помнящий откуда
Что берётся и куда идёт,
Как дурак, во тьме увидит чудо,
Странно улыбнётся и уснёт.

Человек ворочается сладко
И сопит, как будто бы ему
Снится очень верная загадка
Без оглядки сердцу и уму.

Человек, похожий на ребёнка,
Сам себя накажет и простит.
Ничего не видно из-под плёнки
Человек живой, но очень спит.


 

Несмелый
(романс)

Что вы смотрите так на неё,
Сероглазо и очень ответственно.
Подойдите к себе непосредственно
И возьмите от жизни своё.

Что вы, плоти говяжьей назло
Потрясаете слов мясорубками.
В вас не плюнули этими губками,
Так, считайте, уже повезло.

Что вы чешетесь, словно баран,
Что вы сам от себя помираете.
Вас хотят, а вы даже не знаете!
Но страдаете, как наркоман.


Бомж

Спросил у бомжа я в аэропорту:

Во сколько оценишь свою нищету?

И бомж убедил - за четыре рубля

Он тоже летает, себя веселя...


Минута

Задумайся

только -

и тут же минута

Куда-то

ускачет -

легко, необуто.

И там

позовёт

за собою полжизни,

Вернётся

и в воздухе

рядом повиснет.

Закуришь -

и сразу

какой-то экзамен.

Минуту

на стенах

поищешь глазами.

Посмотришь

кругом -

ничегошеньки нету,

А время

скурило

твою сигарету.


Сельский Цикл Передвижения Kuzyak Ltd. ©97

Дмитрий Кузнецов ©1997
прочий Kuzyak

Используются технологии uCoz